Завышенный курс дерева
Покупка дров. Фото: Александр Колбасов / ТАСС

Покупка дров. Фото: Александр Колбасов / ТАСС

Жители Ульчского района подозревают, что они втридорога покупают бесплатные дрова

Активисты «Общероссийского народного фронта» в Хабаровском крае рассказали о странностях в распределении «социальных» дров в одном из сел Ульчского района. По данным организации, лишь немногим жителям Булавы досталась положенная законом бесплатная древесина, а в списках получивших ее фигурируют несуществующие дома — их снесли еще в 2012 году или они сгорели. При этом пенсионеры в районе жалуются на запредельную коммерческую цену топлива — от 14 до 24 тыс. рублей за машину дров, а их на сезон нужно в среднем две.

Селяне направили обращение в региональный штаб ОНФ, в котором указали, что почти восемь лет — до осени 2015 года — они не могли получить справку для порубочного билета, позволяющего, согласно региональному закону, получить 20 кубометров дров на отопление одного дома на северных территориях.

«Местная администрация не информировала жителей о возможности получения порубочных билетов — многие из них вообще не знали о такой мере социальной поддержки. Кроме того, по словам местных жителей, им отказывали в выдаче справок для порубочных билетов, ссылаясь на то, что в лесничестве отсутствуют выделенные для этих целей делянки. Селяне были вынуждены закупать дрова по коммерческим ценам. Им приходилось тратить в среднем около 42 тыс. рублей за сезон против 115 рублей за разрешение самостоятельно заготовить 20 кубометров древесины», — сообщили в ОНФ.

В администрации села с этими данными категорически не согласны. Глава села Надежда Росугбу назвала информацию «полной чушью» и «сплетней».

– В этих домах, которые, как они пишут, не существуют, люди живут. Улица Набережная с первого по десятый дом заселена. То, что они напечатали, что какой-то дом сгорел — так это вообще другой адрес. Дом сгорел давно по другому адресу, а в том, который они указали, тоже живут люди, — сказала глава сельской администрации в телефонной беседе с корреспондентом РП.

Она отрицает и данные о том, что люди зачастую не знают о возможности получить помощь государства на приобретение дров.

– Конечно, люди знают. Каждый год самозаготовкой занимаются. В 2014 году мы выдали 125 справок на заготовку. В 2015-м — 135 справок. С этими справками они обращаются в лесхоз и там получают порубочные билеты. Население у нас 1825 человек. Льготникам — это из сферы образования, здравоохранения, всего 104 семьи — привозят бесплатно. Еще 172 человека оформили ЕДК — это к пенсии идет доплата за дрова. Еще более 50 человек получили субсидии: вот они покупают дрова, предоставляют квитанции в центр поддержки, им возвращают деньги. Домов — 396, на одну квартиру выделяем одну справку, то есть почти все охвачены. У нас никогда не было так, чтобы мы человеку отказывали, — добавила чиновница.

Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

Фото: Владимир Смирнов / ТАСС

Но две жительницы села рассказали корреспонденту РП совсем другую историю.

– Я (о возможности получить «социальные» дрова — Примеч. РП.) узнала только в 2015 году. В августе взяла справочку. Думаю, схожу в администрацию. Но никто ничего не знает. Тогда я позвонила начальнику управления лесами и объяснила ситуацию. Моментально нашелся лесничий. В августе я закупила, 27 декабря мне только дрова завезли. Это не только моя тема лично — это происходит по всему Нижнему Амуру. Здесь вообще резервация полнейшая, — рассказала РП Анна Чечеткина, жительница села и активистка ОНФ.

И добавила, что даже в случае получения порубочного билета человеку самому нужно договориться и оплатить рубку и доставку «социальных дров». Она договорилась, что отдаст половину своего объема — то есть 10 кубометров из 20 — человеку, который вырубил и привез ей их.

А еще Анна Васильевна настаивает: дома 1–10 на улице Набережной, жители которых якобы получили справки на получение дров, не существуют.

– Я ходила по деревне и сама проверяла поадресно (со списком льготников, который администрация села предоставила ОНФ — Примеч. РП.). Их нет давно уже. В двенадцатом году последний дом закопали, — говорит она.

Ее слова подтверждает еще одна жительница села Ирина Московец.

– Нет, они не существуют. Их давно уже нет. Там пустырь самый настоящий. Как там могут жить люди? — рассказывает женщина, которая, по ее словам, раньше жила в одной из квартир снесенных домов.

Как говорит Ирина, она и ее семья покупают топливо по коммерческим ценам — по 1000–1200 рублей за кубометр, а за зиму ей нужно около 30 кубометров.

– Я инвалид. У меня сын нигде не может устроиться на работу, хоть и не пьет. Дрова покупаем за деньги, бывает, и кредит берем — а что делать? — добавляет женщина.

Глава Ульчского лесничества Александр Гребцов в разговоре с корреспондентом РП информацию о проблемах с делянами и порубочными билетами отрицает. И говорит, что Чечеткина наговаривает на власти специально.

– Все вранье. Дрова есть... Мы никому не отказываем из администрации. Никакой критичной ситуации нет, никто там не замерзает. Людям дрова выписываем. Единственное — есть Анна Васильевна Чечеткина, я ей даже в этом году бесплатно дров привез. Она хочет, чтобы я ей каждый год дрова бесплатно возил. Я не буду — она должна платить деньги. Я выписал ей договор купли-продажи на 20 кубометров, их частник ей привез бесплатно. Она вообще-то должна платить за это дело, но я попросил, чтобы он денег не брал. Это единственного-одного человека конкретная проблема. Все, больше никаких проблем нет. У нас вот сейчас прокуратура проверять будет. Она меня проверяет ежегодно — у меня никаких нареканий не было. Сейчас проверят и подтвердят, что все у нас нормально, — говорит главный лесничий района.

При этом в ответе Ульчского лесничества активистам ОНФ говорится, что в 2014–2015 гг. разрешения на вырубку «социальных дров» в Булаве получили лишь 185 человек.

Тревожные новости о возможной продаже бесплатных дров доносятся не только из Булавы. В Совете ветеранов Ульчского района «Русской планете» рассказали, что от пенсионеров из других сел тоже поступают жалобы на цену топлива.

– Конечно, сами (покупают дрова — Примеч. РП.). Все сами. Собирают копеечки. Представьте, пенсия какая — 7,8, 13 тысяч. А дрова-то, посмотрите, в Циммермановке — 2400 рублей за кубометр. И нужно две машины по 8 кубометров на сезон, — говорит представитель совета Наталья Гудан. — Тем, кто работает в сфере культуры и образования, дрова бесплатно привозят. А нам идут жалобы в совет ветеранов от пенсионеров. Вот в Циммермановке в семье два инвалида, им нужны дрова. Куда эту пенсию девать? На лекарства или на дрова?

Гудан добавляет, что в этом году кризис лишь усугубил ситуацию.

– Стало трудно. Старые запасы кончаются, а цены вырастают. В прошлом году топливо стоило 8–10 тысяч за машину. А еще ведь жить. У нас очень дорогие продукты, даже с Хабаровском не сравнить. Сахар — 76 рублей, хлеб — 50, масло самое дешевое растительное стоит под 100 рублей, — говорит она.

Ход свиньей Далее в рубрике Ход свиньейПока Китай задерживал поставки свинины в Хабаровский край, российское мясо стало выгоднее Читайте в рубрике «Титульная страница» Владимир Путин. «Кто со мной? С кем идти?»Выборы-2018, в которых изъявил желание принять участие действующий глава государства, будут, де-факто, «безальтернативными» Владимир Путин.  «Кто со мной? С кем идти?»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»