«В церкви должно быть место людям с провокационными вопросами»
Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Фото: Александр Рюмин / ТАСС

Хабаровская молодежь впервые в России организует массовую акцию «Ночь в храме»

В Хабаровске с 6 на 7 марта пройдет первая в России «Ночь в храме». Все желающие смогут попробовать себя в церковном чтении и пении, узнать, как устроен алтарь, позвонить в колокола и увидеть церковную одежду. Акция состоится в рамках молодежного православного форума «Радость веры». Организатор мероприятия, священник и руководитель молодежного движения «Курс-Восток» Андрей Долгополов говорит, что в самой церкви не все одобряют эту идею. Почему важно не запираться в догматах и зачем собирать молодежь в храме не только в обычную ночь, но даже на Хэллоуин, Андрей Долгополов рассказал корреспонденту «Русской планеты».

– Расскажите, пожалуйста, как родилась идея «Ночи в храме».

– Она проводится по аналогии с «Ночью в музее», «Ночью в театре». Мы подумали: почему бы нам не сделать подобное в храме? Это само напрашивается. Цель — раскрыть ту красоту, то богатство, которое есть в православной культуре, нашей молодежи. Мы соберемся в воскресенье, 6 марта, в 21 час, в храме Серафима Саровского, откроем мероприятие небольшим молебном, благословим это дело, и после этого мероприятие будет разделено на насколько этапов.

Пройдут мастер-классы по колокольному звону. Любой желающий сможет увидеть колокола, получить о них историческую справку, узнать, почему колокольным звоном сопровождаются службы — ну и, конечно, сам позвонить в колокола. Прийти могут не только крещеные, но и некрещеные люди, даже иноверцы. Мероприятие носит именно культурологический характер — здесь именно мы говорим о православии с позиции православной культуры.

иерей Андрей Долгополов. Фото: Евгения Кульгина / «Русская планета»

Иерей Андрей Долгополов. Фото: Евгения Кульгина / «Русская планета»

Будет мастер-класс по церковнославянскому языку: по написанию, чтению, истории. По церковному чтению и пению. Будут интерактивы, встреча с «молодежными» священниками — теми людьми, которые работают с молодежной аудиторией, которые с ней «на одной волне» в хорошем смысле этого слова.

Будет у нас и экспозиция «Алтарь». Мы вынесем из алтаря все, что там находится — престол, жертвенник, — и покажем их гостям.

Самая главная особенность мероприятия — то, что его наполнение продумано лишь на 30%. Остальные 70% придумает молодежь — участники дальневосточного форума «Радость веры», который начинается 5 марта.

– А вас за такую «попсовую» программу не критикуют?

– Конечно, со стороны церкви есть критика: «Что это такое, что за «ночь в храме»? Есть такой термин — обмирщение, что мы до «мира» скатываемся. А церковь что, отделена? Кто в церкви? Люди, они живут в этом государстве. У меня есть паспорт, я плачу налоги. И когда такое недоумение возникает у церковных людей, мы пытаемся объяснить, что если бы что-то было не так, люди не откликнулись бы. А уже есть 25 заявок от желающих прийти. Мы же здесь не собираемся проводить дискотеку, это просто такая площадка. А то, что ночью — службы ночью тоже проводятся.

Мне кажется, что гостей привлечет возможность познакомиться с миром православия вне богослужения. Богослужение непонятно. Непонятна служба, слова, что происходит, почему так, а не иначе? Это порождает настороженное отношение — люди не спешат (в церковь — Примеч. РП). У православных такое духовное богатство, которое не сравнимо ни с какими другими богатствами. Радостью веры надо делиться, а мы как-то замкнулись в четырех стенах храма, послужили службу и ушли. А кто это будет людям нести? Когда они смогут позвонить в колокола? Колокольный звон, кстати, это хит вообще, люди это любят очень.

– Кто те ребята, с которыми вы работаете в рамках движения «Курс-Восток»?

– Большая часть — 70% участников нашего движения — студенты хабаровских вузов. 20% — рабочая молодежь. Они активны, но не так много имеют для этого возможностей, поскольку очень заняты. 10% — это старшеклассники.

– Становится ли молодежное православное движение более популярным?

– 100 человек у нас — это актив. Есть еще люди, которые приходят, интересуются православной верой. Они пришли, послушали Евангелие, Библию почитали, попили чай, и все. На активные миссионерские акции они не спешат, но тоже состоят в движении. В храме, в котором я служу, каждый год прибавляется по 80 имен из молодежного клуба, за которых мы молимся.

– Зачем они приходят?

– Обстоятельства разные: у кого-то церковное детство было, но таких, как ни странно, не большинство. Наоборот, неофиты составляют большую и самую активную часть движения. Их привлекает сочетание того, что они и в храме, и могут заниматься активной деятельностью: и социальной, и волонтерской, и спортивной, и патриотической работой. И я много-много раз убеждаюсь, что именно у православных молодежных организаций самый широкий диапазон деятельности.

– Это не из-за того, что им достается хорошее финансирование?

– Открою такой секрет: подчас православной организации сложнее получить финансирование и поддержку со стороны государства. Когда пишешь какой-то грант и там прописываешь в качестве цели поддержку православного молодежного движения, то получить деньги сложно, потому что это религиозная организация. Что касается бюджета самой церкви — наши ребята трудятся на добровольной основе за исключением нескольких человек на ставке.

Многие люди удивляются, попадая на наши «молодежки». Они чувствуют атмосферу поддержки, любви — какой-то человечности. У нас есть «беседка» в WhatsApp, там человек 60. В день 500–600 сообщений — это норма. Открываешь WhatsApp, а там у тебя 30 «добрых утра». Это приятно. Кто-то заболел — тут же за него молитвочка, и все 60 человек молятся за этого человека. Студенты учатся, перед экзаменом просят помолиться. Я им всегда говорю: «Знаете, понятно, что надо молиться, но сами-то вы учитесь, на лекции ходите».

– В том же интернете и в соцсетях, в частности, высказывается много критики Русской православной церкви. Не обидно?

– Наоборот, это такие маркеры, которые позволяют нам понять, что люди думают. По моему мнению, мы все-таки не идем вразрез с Евангелием. Даже когда проводим молебен на День святого Валентина и на Хэллоуин.

– Так это своего рода революция, нет?

– Тут нужно объяснять, это очень интересно. Хэллоуин — что это такое?

– Нечистые силы...

– Это на самом деле стереотип. История этого праздника — христианская, победы христианства над язычеством. Когда-то в IV веке в Ирландии был в это время праздник: люди-язычники, кельты, приносили жертву. В V веке пришел святой христианской церкви, святой Патрик. Начал проповедовать о Христе. И буквально за 50 лет Ирландия стала христианской страной. Но язычество не искоренялось до конца, люди привыкли приносить жертвы в ночь с 31 октября на 1 ноября. И святой Патрик заменил это на праздник памяти всех святых, и люди молились за упокой своих усопших. Этот праздник назывался «Хэллоуин» — ночь накануне Дня всех святых.

Мы на Хэллоуин проводим молебен по всем православным святым. 30 октября мы провели такой молебен, пришла православная молодежь — человек 60. Потом мы с ними пошли в молодежный центр, попили чай с тыквенными пирогами (зачем уродовать эту тыкву?), поиграли в «Свою игру». А нас за это критикуют: «Это же Хэллоуин!» Мы специально и ролик сняли, на YouTube выложили историю этого праздника.

– А организаторы форума готовы принимать «инакомыслие», молодежный максимализм, несогласие? Готова ли церковь к этому?

С точки зрения Господа нашего Спасителя Иисуса Христа, сама церковь — это «закваска». Как дрожжи: их мало, совсем чуть-чуть. Но когда они вбрасываются в тесто, все начинает бурлить-кипеть. На самом деле в церкви все должно быть именно так. Понятно, что обязательно должна быть дисциплина, но всегда должно быть место активной деятельности, обсуждениям, проектам — и, конечно же, спорам и провокационным вопросам. Когда у человека вообще есть вопросы, это говорит о том, что перед тобой замечательный человек, который неравнодушен к церкви, к духовной жизни. Как человек, работающий в молодежной среде, могу сказать: как раз те, кто называет себя атеистами — люди думающие, мыслящие, ищущие. С ними очень интересно, и, скажем так, их претензии к церкви обоснованы отнюдь не какой-то агрессией, а именно поисками смысла.

– Как на вашей работе по популяризации православия отражаются такие резонансные дела, как, к примеру, суд над ставропольцем, в соцсетях спорившим о существовании Бога?

– Мое личное мнение — я не очень понимаю закон этот (об оскорблении чувств верующих. — Примеч. РП), я — это «Баба Яга против». Идет выделение верующих в какую-то особую касту, именно чувства которой должны защищать. Извините, вот есть полицейские — сколько в их адрес всяких высказываний? Что, их тоже надо защищать отдельно?

Мне больно от того, что в данном случае церковь представляют, как какого-то цербера. И это многих людей отталкивает: как так, ну неужели церковь себя защищает с помощью дубинки власти светской? Это не должно быть так. Ну чего нам бояться? Как-то проводили миссионерскую беседу во дворе одного дома. Сели просто Евангелие читать с молодежью, никого не агитируем — ничего. А из окон там такие маты... Я сказал: «Ну и что? Ну и слава Богу». В Евангелии сказано, что вы блаженны, когда вас оскорбляют или злословят.

Заслуженная надбавка Далее в рубрике Заслуженная надбавкаИндексация пенсий в Хабаровске: особенности и перспективы Читайте в рубрике «Титульная страница» Трижды спасенныйКак летчик Леонид Дёма перехитрил врага, выжил после собственных похорон и вернулся на фронт Трижды спасенный

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»