«Нас часто воспринимают как цирк или зверинец»
Фото: Содружество общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока

Фото: Содружество общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока

Почему коренным малым народам на Амуре Москва оказалась ближе Хабаровска

Проект театра коренных малочисленных народов «Бури», созданного аборигенами в Хабаровском крае, и их этнические СМИ получили высокие отзывы в Москве на конференции общин. При этом, по словам самих создателей, они почти не получают финансирования в Хабаровском крае. Как сегодня живут малые дальневосточные народы и за что они обижены на губернатора, «Русской планете» рассказал руководитель этих проектов Леонид Сунгоркин, лидер хабаровской общины «Чжурдженин» и краевой общественной организации «Объединение по защите культуры, прав и свобод коренных малочисленных народов Приамурья».

– Леонид, расскажите, пожалуйста, об итогах своей поездки.

– Проекты театра и этноСМИ мы проводили в рамках «Школы будущих сельских лидеров коренных малочисленных народов», организованной при поддержке федеральных властей.

Мы рассказывали о том, что мы делаем в крае по популяризации и сохранению родного языка, про театр и СМИ, которые мы выпускаем, про работу в социальных сетях.

Создание этнических СМИ — это один из самых успешных проектов нашей общины и краевой организации. Речь идет о журнале «Абориген» и газете «Пост Хабаровка» (газету назвали так же, как и первый русский военный пост 1858 года в основании нынешнего Хабаровска — Примеч. РП.). Мы их сохраняем в бумажном формате, доставляем в отдаленные села. Этот проект успешен для нас, коренных народов, но в обществе в целом остается невостребованным. Хотя в Москве месяц назад на семинаре по языковой политике, организованном Министерством культуры и Агентством по делам национальностей, наши идеи создания этнических газет оценили и сказали, что в следующем году может быть проведен отдельный круглый стол по этому направлению.

Участники театра «Бури» на Красной площади. Фото: Содружество общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока

Участники конференции общин на Красной площади. Фото: Содружество общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока

Еще у нас есть сообщество коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока на Facebook — там 4 тыс. аборигенов собрано. Это сообщество живет уже самостоятельно, благодаря ему нам удалось познакомиться с представителями коренных народов не только в России, но и во всем мире.

Еще один наш успешный проект — это театр (который сейчас готовит первую постановку по пьесе Виктора Еращенко «Время Сновидений» — Примеч. РП.). Он состоялся, что бы наши злопыхатели о нем ни говорили.

– Уже есть злопыхатели?

– Конечно, это АКМНС (Ассоциация коренных малочисленных народов Севера Хабаровского края — Примеч. РП.). Говорят, что ничего у Сунгоркина не выйдет, не надо помогать Сунгоркину. Мы, к примеру, заказываем бубны у мастеров, а они говорят: «Не надо». Мастер мне говорит: «Как же так, мне заработать надо, а те говорят, что не надо для вас ничего делать». Все под себя подмяли, даже в таких мелочах бытовых. Но почему-то именно представители АКМНС не интересуются театром коренных малочисленных народов, краевое управление (по делам коренных малочисленных народов в правительстве Хабаровского края — Примеч. РП.) тоже никакого интереса не проявляет.

Еще один проект, который произошел, я считаю, благодаря работе нашей организации, это передача о коренных жителях «Нанай Буани» на «России-24». До этого была одна подобная передача, она «умерла» в 90-х годах, и никто даже не пытался эту тему затронуть. Именно наши люди над этой программой работают — мы и тексты переводим с русского на нанайский, и шьем халаты для наших ведущих, и готовим их.

Успешным назову и проект по созданию молодежного пресс-центра «Этновосток». Мы привлекаем молодежь и говорим им: «Ребята, пишите о своей культуре». Проект этот поддержали в Москве, и поступило предложение о создании писательской организации коренных малочисленных народов.

– То есть на федеральном уровне взаимодействие и понимание проблем есть?

– Да, но приходится бороться с каким-то глухим забором на региональном.

Леонид Сунгоркин. Фото: Содружество общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока

Леонид Сунгоркин. Фото: Содружество общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока

Несмотря на все достижения Сунгоркина, его организации не входят в краевую госпрограмму развития коренных малых народов, в отличие от АКМНС. Он считает это несправедливым.

– Почему целое управление считает своим долгом работать лишь с одной организацией? Давайте здравоохранение будет работать только с одной больницей, а отдел образования — только с одной школой? — возмущается он.

– Почему, на ваш взгляд, сложились такие отношения между региональной властью и вашей организацией?

– Власти выгодно с ними (АКМНС) работать. Они со всем согласны, они удобны. А мы сейчас в ассоциацию не входим — так с нами вроде бы и считаться не стоит, и говорить не о чем. Хотя проекты есть и у нас — и теперь уже мы опытом делимся. Мы работаем с администрацией города. А с краевым Министерством природных ресурсов мы подписали соглашение, которому скоро будет 10 месяцев, но за это время ведомство никого из нас не пригласило. То есть можно говорить о том, что это была простая формальность. Ни рубля мы на свои проекты от краевых властей не получили. Город дал нам грант на развитие театра коренных народов «Бури», кажется, нам действительно готовы помогать. Еще указом президента внесена поправка в закон о коренных народах, согласно которой они могут создавать свои советы при муниципалитетах на общественных началах. Я написал письмо мэру о том, что мы действительно желаем создать такой совет при городской администрации.

– Какие сейчас основные проблемы у коренных народов в Хабаровском крае?

– На их собственной территории у них нет земли. Первый вопрос, который мы поднимали (на конференции в Москве — Примеч. РП.) — это территории традиционного природопользования, где коренные народы могли бы развивать свое хозяйство. Если мы говорим о Чукотке — это место, где пасутся олени. Если мы говорим о народах Амура, в данном случае нанайцах, это такие территории, где есть реки, озера, лес, где можно заниматься рыбалкой и охотой. Сейчас эта тема не развита. Создаются всевозможные ТОСЭРы, а коренным народам никто навстречу не идет, и сам механизм не разработан.

Что дали бы коренным народам эти земли?

– На этой территории коренные народы могли бы жить и развиваться. Есть зоны, на которых разрешена определенная хозяйственная деятельность, а есть зоны покоя — где вообще ничего не производится, а природа сохраняется в первозданном виде. Есть еще зоны этнокультурные, где как раз развивается этнический туризм.

– В зооосаде им. Сысоева под Хабаровском недавно появилась так называемая «нанайская деревня». В социальных сетях несколько представителей коренных народов раскритиковали этот проект. Что их обидело?

– Я видел это на снимках, а сам туда не стал ходить принципиально. Я в свое время предложил проект этнопарка в селе Воронежское-3, недалеко от зоосада. Подразумевалось, что на земле моих предков, на берегу Амура появится этнопоселение. Чтобы нанайцы там жили и показывали, как живет современная община коренных малочисленных народов, как она развивается.

Ну, и что вы думаете? Пошло все по обратному пути. Решили вместо этого при участии краевого министерства культуры сделать эту деревню в зоосаде. Нанайцы там не живут, а те строения, которые я видел на фотографиях, вообще не поддаются какой-либо критике.

Причем построили все это — я обращаю ваше внимание — в зверинце, то есть коренные малочисленные народы таким образом сравнили с животными. Это всех нанайцев, которых я знаю, «зацепило», потому что нельзя селить нанайскую культуру в зверинце. Даже китайцы (представители народа чедже — нанайцев, живущих на территории Китая, — Примеч. РП.), которые к нам приезжали, отказались туда идти. Они говорят: «Мы не хотим это смотреть». Потому что они тоже себя отождествляют с культурой коренных народов. То, что там сделали, это страшно — так нельзя. Коренных используют в качестве ряженых клоунов, а народ отчасти не понимает или не может изменить ситуацию.

А что делают китайцы сейчас на территории Фуюаня (ближайший китайский населенный пункт к Хабаровску — Примеч. РП.)? Мы видим — они полностью отстраивают Остров рыбы, Остров ста котлов, еще что-то. Вот показатель!

– О чем говорит такое отношение со стороны нашего общества и властей?

– Я думаю, что большую роль играет непонимание культуры коренных малочисленных народов. К нам зачастую относятся, как к цирку или зверинцу. Вы же слышали, как на последнем совещании Вячеслав Шпорт гневно критиковал министра финансов? Он же как сказал: мол, пишите доклад русским языком, а вы тут «даже не по-нанайски написали, а каким-то эзоповским языком». Я сижу в Москве, на семинаре это зачитываю, и народ приходит просто в ужас: ну как так, мы вот сидим, говорим о сохранении родных языков, об их популяризации, а губернатор Хабаровского края позволяет говорить о нанайском языке в таком унизительном формате? Это скрытый бытовой расизм. И губернатор — прямо так можете написать — таким образом унизил нанайский народ, как будто мы недоразвитые, и язык у нас недоразвитый, и письменность. Письменность нашу составляли как раз русские, которые сюда пришли, Нанайский язык принадлежит к группе тунгусо-манчжурских языков, а это и Алтай, и тунгусы, и маньчжуры.

Мы-то говорим о возрождении культуры, языка, о том, что люди сами должны активизироваться. А сейчас у нас есть просто ширпотребный «заказ», и ничего нового не происходит. Я считаю, что начинания, подобные деревне в зверинце, должны проходить своего рода этноэкспертизу, которая позволила бы понять, что этот проект на самом деле даст коренным народам.

– Каковы основные задачи вашей работы сейчас?

– Мы говорим о создании единой концепции развития нанайского народа, его настоящего и будущего, чтобы понять свое место в современной России. В других регионах есть уполномоченные по правам коренных народов. В Красноярске такой омбудсмен колоссальную работу проводит. В Якутии создан целый дом коренных народов: несколько общественных организаций собраны под одной крышей и работают. У Якутии учится вся Россия, а мы приняли один закон об оленеводстве и успокоились, хотя Хабаровский край — третий по числу коренных народов среди субъектов РФ, официально сейчас в регионе проживает около 20 тыс. представителей.

Театр «Бури». Фото: группа театра в Facebook

Театр «Бури». Фото: группа театра в Facebook

– Зачем, на ваш взгляд, сегодня поддерживать культуру коренных малочисленных народов?

– Культура коренных малочисленных народов показывает разнообразие нашего общества. Нет малых народов — есть целые цивилизации. Здесь, на хабаровской земле, и 5 тыс. лет назад жили люди. У нас говорят: «158 лет Хабаровску», — а до этого будто здесь ничего не было, только звери бегали. Сохраняя культуру коренных малочисленных народов, мы глубже познаем историю нашей земли. Это и сохранение иного видения человеческого подхода. Если мы говорим в мировых масштабах, то это и пропаганда экологического взгляда на развитие Земли, а не технократического, с выкачиванием нефти. Вероятно, это поможет человечеству пойти другим путем — путем бережного отношения к природным ресурсам.

***

В Ассоциации коренных народов Севера (АКМНС), которая выполняет сейчас краевую госпрограмму по сохранению малых народов, о Сунгоркине и его проектах отозвались вполне мирно.

– Леонида Сунгоркина я знаю уже давно, с 2009 года, я его всегда поддерживала. Он эти проблемы коренных малочисленных народов всегда поднимает. Знаю, что у него были какие-то личные проблемные вопросы с бывшим президентом АКМНС Любовью Владимировной Пассар. Но мы с ним всегда в очень хороших отношениях были. Единственное, что — ему нравилось за счет давления на АКМНС пиарить самого себя, но это не очень красиво. Сейчас у нас во взаимоотношениях никакой напряженности нет, поле для деятельности огромное. Ситуация с бубнами для театра, которые мы якобы не хотели давать Сунгоркину, мне не известна, — комментирует РП Любовь Одзял, президент АКМНС Хабаровского края.

А нанайская деревня в зоосаде общественницу не коробит. Она уточняет: туристический объект просто делит территорию с зоопарком, ничего обидного в этом нет.

– Животные сами по себе. А сделать национальный уголок, учитывая большое количество посетителей, — почему бы и нет? Наши мастера и артисты там выставки проводят, ничего такого в этом не видят — они же не в клетках там сидят.

А в правительстве Хабаровского края утверждают, что для Сунгоркина у них двери открыты.

11 декабря прошлого года между Министерством природных ресурсов и тремя организациями коренных малочисленных народов было подписано соглашение. Эти организации — АКМНС Хабаровского края, куда входит большинство представителей коренных народов, организация, возглавляемая Леонидом Сергеевичем Сунгоркиным и третья, координирующая вопросы развития спорта. В рамках этого соглашения мы обмениваемся информацией, вырабатываем политику в отношении коренных малочисленных народов, оказываем поддержку, — заверила РП Елена Балезина, начальник управления по делам коренных малочисленных народов Севера регионального министерства природных ресурсов. — Та программа, которая есть в крае, не различает краевые общественные организации. Любое объединение коренных народов может в ней участвовать, и правительство будет его поддерживать в рамках того финансирования, которое выделяется на год. Для нас не имеет значения, кто из руководителей обратится.

По словам чиновницы, в этом году на развитие инициатив аборигенов регион выделит гранты в размере около 2 млн рублей и разыграет конкурс.

– Никакой дискриминации нет: подаст заявку Сунгоркин с интересным проектом — он может победить, — подчеркнула Балезина. — Что касается вопроса этнической деревни (в зоосаде им. Сысоева — Примеч. РП.), я отправлю специалистов, чтобы они посмотрели. Я знаю, что зоосад — это культурный объект. Я не так давно была в Санкт-Петербурге в зоопарке — там у них сделана русская славянская деревня, показан образ жизни сельской территории, по этой деревне ходят курочки, козы, есть избы, подворья. Это очень большой интерес вызывает. Конечно, возможно, что у нас это преподнесено в таком виде, что может задеть достоинство человека — надо смотреть. Я не готова сейчас комментировать, потому что не могу сказать, насколько это корректно.

Инженерам грозят расчетом Далее в рубрике Инженерам грозят расчетомВ Хабаровске увольняют 160 сотрудников проектного НИИ после пикета из-за невыплаты зарплат Читайте в рубрике «Титульная страница» Владимир Путин. «Кто со мной? С кем идти?»Выборы-2018, в которых изъявил желание принять участие действующий глава государства, будут, де-факто, «безальтернативными» Владимир Путин.  «Кто со мной? С кем идти?»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»