Дорогие гости
Фото: официальный информационный портал Хабаровского края

Фото: официальный информационный портал Хабаровского края

Эксперт по туризму — о том, как заработать на отдыхающих в Хабаровске в период экономического кризиса

Зарабатывать на туристах в Хабаровском крае выгодно именно при падающем рубле, но и правительство, и частные компании сейчас упускают эту возможность. Об этом «Русской планете» рассказал Владислав Чернов — доцент ДВГУПС, входящий в дюжину самых цитируемых ученых в стране, и бывший начальник краевого управления по туризму. Мы попросили его вспомнить, как хабаровчане ездили в Китай по самым первым турпутевкам, и сравнить кризисы 1992-1993 гг. и 2014-2015 гг. с точки зрения успеха у иностранных туристов.

– Владислав Афиногенович, когда Хабаровском начали впервые интересоваться зарубежные туристы?

– Самые первые иностранные туристы потянулись в Хабаровск — это отмечается в воспоминаниях супруги генерал-губернатора Варвары Духовской — в 1895 году. То есть тогда люди поехали к нам именно отдыхать и путешествовать.

С чем это было связано: в 1891 году началось строительство Уссурийской железной дороги, в 1894-м она дошла до станции Иман — сегодня это город Дальнереченск в Приморском крае. Железная дорога дошла до реки, дальше пароходом по Уссури до Хабаровска, затем в Благовещенск, далее еще один мелкосидящий пароход — и до самого Забайкалья, а там уже была другая железная дорога.

То есть через всю Сибирь к 1895 году появился так называемый сквозной паровой путь — пароходно-паровозный. И вот к этому моменту отмечается, что в Хабаровске появляются туристы из Франции, Англии и других стран. Они же отмечают, что по этому пароходно-паровозному пути через Сибирь можно гораздо быстрее добраться до Австралии, чем идти туда по океану и морям.

По данным на 1929 год, уже было разработано 52 туристских маршрута по Дальневосточному краю. Тогда это были путешествия пешие, на лошадях или на лодках.

Основное развитие массового туризма в крае начинается уже с 1960-х годов, когда здесь появляются теплоходы. На Амуре было семь пассажирских судов. На эти круизы приезжали со всех частей Советского Союза.

Максимальный всплеск приезда интуристов в советское время у нас приходится на 1987 год. Я тогда работал в Бюро международного молодежного туризма «Спутник». В 1986 году мы приняли 500 иностранных туристов, а в 1987-м — уже тысячу. Тогда началась перестройка, заговорили о гласности, в мире вырос интерес к Советскому Союзу. Поэтому большинство туристов были из Западной Европы, из стран народной демократии. Из Чехословакии, ГДР — гораздо меньше. Хабаровск они проезжали как одну из точек маршрута. Тогда был разработан тур по городам Сибири: Новосибирск – Иркутск – Хабаровск. Эти города были открыты для иностранных туристов, да еще Братск для некоторых туристов и Находка как транзитный пункт пересадки с теплохода на поезд, а больше на Урале, Сибири и Дальнем Востоке открытых городов для иностранцев не было. Японцев здесь было много. Они приезжали через Находку или самолетом, следуя дальше до Иркутска или Москвы.

В то время туристы могли перемещаться в Хабаровске только по определенным маршрутам: в городе было несколько военных заводов и много военных частей. Тем не менее, было чем удивить: один немец у краеведческого музея обратил внимание на пушку XIX века завода Шпандау и рассказал, что на его родине не сохранилось ни одного экземпляра орудия. Мы потом всем группам из западной Германии рассказывали про эти пушки. Японцев сильно поражала коллекция картин западноевропейского искусства в нашем Дальневосточном художественном музее: не надо ехать в Эрмитаж. Иностранцы любили посещать наши социальные объекты, детские сады особенно. Все-таки «железный занавес» был, и им интересно было, как мы воспитываем своих детей.

Примерно в то же время мы и начали работать с Китаем.

– Вы вывозили первую в СССР группу туристов в Китай после потепления отношений. Как была организована эта поездка?

– Первую поездку организовали в 1988 году. Мы приняли группу китайских туристов и отправили своих. У нас была именно турпоездка, а не экскурсионная: на неделю до Харбина, перекладными, на поездах, с посещением предприятий, мероприятий и достопримечательностей.

Нас принимали очень радушно и очень настороженно. Как я понял, там думали, что среди туристов обязательно есть разведчик из КГБ. У китайцев тогда было соглашение с США об обмене разведданными. Нас постоянно фотографировали, наверное хотели вычислить тех самых разведчиков, которых не было. Позже это прошло. Тогда же я впервые увидел Харбин: это был город застывшего советского ампира, то есть ничего нового не было построено. Стояли дома сталинской постройки, в гостиницах — скрипучий паркет, красные ковровые дорожки. Ну и сервис в гостиницах был тоже советский.

Тогда для туристов не было никаких официальных процедур. Визу в КНР можно было оформить только в Москве в китайском посольстве. Для въезда на территорию Китая мы оформляли каждому туристу служебный заграничный паспорт: я сутками сидел под кабинетами начальников, чтобы собрать подписи для выдачи этих паспортов. Это был самый реальный на тот момент способ.

Так как в Советском Союзе валюту мы не могли иметь, работали по так называемому безвалютному обмену. Договаривались так: мы принимаем 20 туристов на семь дней, с двухместным размещением, трехразовым питанием, и двумя мероприятиями в день, плюс каждому туристу из КНР выдавали 100 рублей на руки. Соответственно, в Китае принимали 20 наших туристов на таких же условиях. То есть мы китайцам ни за что не платили, а на деньги, полученные от наших туристов, принимали у себя соседей.

А уже в 1993 году появился безвизовый обмен.

– И что изменилось?

– Китайцы буквально хлынули к нам. К этому времени уже для иностранцев открылось большинство городов Дальнего Востока, включая Владивосток, Биробиджан, Благовещенск, Комсомольск и др. На рейсах до Москвы их было до 60–70%, и Хабаровск был для них транзитным пунктом. Однако они успевали тратить здесь немало денег. Я помню, из-за них очень сложно было купить билеты на самолет в западную часть страны: выкупали целыми рейсами. Это ведь самые непритязательные из туристов, могут жить в комнатах с двух-трехместным размещением, на сувениры скупали любую мелочевку. 

Фото: trip-kitay.ru

– Почему поток туристов стал ослабевать?

– Что произошло с исчезновением СССР? Во-первых, гиперинфляция в самом начале 90-х, был момент (правда, недолгий), когда себестоимость одного туродня, включая проживание и питание, составляла всего три доллара. С 1993 г. массово поехали к нам китайцы, особенно в конце 90-х – начале нулевых, когда очередной кризис обвалил наш рубль. Позже цены подросли и в долларах, но были еще реальные, а авиатранспортная отрасль стала разваливаться на множество составных, что привело к резкому удорожанию авиабилетов, особенно на внутрирегиональных рейсах.

Еще на китайских туристов повлияло то, что в России повсеместно закрыли казино, а в Китае отменили разовые паспорта, появились прямые рейсы из китайских городов в Москву. И цены выросли так, что соседям стало выгоднее ехать отдыхать в Европу. Был год, по-моему 2007-й, когда в Россию приехало 150 тыс. отдыхающих из КНР, а во Францию — 450 тысяч. Цены у нас просто оторвались. Даже нам с вами было выгоднее слетать в Таиланд, чем на юг России.

– Была ли возможность удержать, заинтересовать туристов, которую не использовало правительство края?

– В самом начале 90-х туризм как отдельная отрасль экономики практически никого не интересовал. В администрации Хабаровского края не было отдела или даже специалиста, который бы отвечал за развитие въездного туризма. Думали ведь как: вот стоит авиазавод в Хабаровском крае, он дает в бюджет налогов столько, сколько все турфирмы вместе взятые платят за несколько лет. Что на них размениваться? Только в 1994-м появилась структура, отвечающая за это направление.

– Нынешний кризис похож на кризис 1992-1993 гг. в плане развития туризма?

– Похож таким же стремительным падением рубля. Вообще в мире изменение курсов валют приводит к изменению турпотоков. Проследите за несколько лет изменение соотношения доллара и евро, и вы увидите изменение динамики потоков туристов между Европой и Америкой: в одни годы случается наплыв жителей США в страны Старого Света, в другие, наоборот, европейцы активно путешествуют по Штатам. Где дешевле, туда и тянутся туристы. У нас сейчас тот момент, когда нужно завлекать иностранных путешественников именно ценами.

– Почему Хабаровский край во время предыдущих кризисов не смог обеспечить стабильно высокий уровень посещения иностранцами? И почему не может сейчас?

– Прежде всего, нет планомерной скрупулезной работы по развитию туристской отрасли, до сих пор к ней отношение неадекватное. Дальний Восток нужно активно продвигать и в России, и за рубежом. О нас просто никто не знает за границей. Наши консульские работники даже в соседних странах — Японии, Корее и Китае — рассказывают, что у них спрашивают, как поехать и куда в Россию. Но им нечего предложить потенциальным туристам, у них нет никакой информации, буклетов, координат, куда обращаться.

Нет элементарной рекламы. Мы часто по телевизору видим, как Турция или Чехия рекламирует себя. Без указания конкретных фирм, телефонов и адресов — просто: «Смотрите, какая мы красивая страна, приезжайте к нам». Они вкладывают большие деньги в рекламу своей страны у нас. У нас на продвижение за рубежом выделяются мизерные суммы. В Хабаровском крае турфирмы платят налогов порядка 120 млн рублей, а на поддержку отрасли возвращается не более 4 миллионов.

Выставочная работа ведется формально: приехали, развернули стенд, постояли, раздали буклеты, уехали. В итоге жалуются руководители турфирм: 3-5 тыс. долларов потратили и ни одного туриста не привлекли. А необходимо начинать работу с партнерами еще до выставки, подготовиться к ней, хорошо там отработать и, немаловажно, после экспозиции «пробежать» по потенциальным клиентам. Возвращаться с таких выставок нужно с подписанными контрактами, иначе и ездить незачем.

У нас есть закон, который называется «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации». Там под понятием «туризм» понимаются временные выезды. И понятие «выезды» сразу настраивает на что, что туризм — это значит надо куда-то уехать. А не работать с туристами здесь. Нужно менять подход.

Надо научиться использовать как повод для поездки к нам все мероприятия, которые у нас проходят. Тот же фестиваль военных духовых оркестров, который проходит каждый год в мае, или чемпионат мира по хоккею с мячом — билеты на эти мероприятия появились только за два месяца до начала. А турфирмам нужно как минимум за год знать даты этих событий, чтобы успеть провести рекламную кампанию и продать туры. Есть и такие мероприятия, которые проводятся стабильно из года в год и практически только у нас. Но иностранных туристов сюда почти и не привлекают: это Парады Победы.

В этом году в Хабаровском крае объявлен Год русского языка. Так еще прошлым летом нужно было проводить работу: объявить конкурсы, учредить гранты на изучение русского языка, даже бесплатные курсы набрать. Ведь бесплатными будут только занятия, а пролет, проживание, питание и прочие расходы — за деньги.

Озеро Амут — одно из заповедных мест Хабаровского края. Фото: официальный информационный портал Хабаровского края

Вы сейчас вспомните, что такое маршруты выходного дня? Для хабаровчан есть маршруты выходного дня? Практически нет. Мы ждем отпуска, чтобы съездить куда-нибудь за границу раз в полгода, раз в год, а кто-то — и раз в несколько лет. В советское время у хабаровчан и у всех жителей Дальнего Востока была возможность воспользоваться маршрутами выходного дня на Камчатку, Сахалин, в Магадан, Владивосток, Николаевск-на-Амуре, Комсомольск-на-Амуре, Благовещенск. Все это было! И эти направления нужно возрождать.

Я бы сейчас вообще отменил налоги для тех компаний, которые занимаются въездным туризмом. Когда я озвучивал ранее эту идею чиновникам, на меня посмотрели, как на больного. Но ведь не только турфирма зарабатывает на путешественниках. Гостиницы размещают, рестораны кормят, транспортные компании возят. По нашим прикидкам, один интурист отставляет у нас 700–800 долларов. С нынешним курсом валют это приличные деньги. Сейчас именно тот момент, когда надо что-либо продавать или оказывать услуги иностранным туристам. Потенциал у Дальнего Востока огромный, грех им сейчас не воспользоваться.

– Тогда получается, что у внутреннего туризма (для россиян) сейчас самый неблагоприятный период?

– Это не так. Внутренний туризм был, есть и будет существовать и развиваться, если цены на услуги не будут расти. Стоимость загранпоездок резко выросла, но туристы остались, и им надо предложить туры внутри региона или страны. Плюс нужно развивать инфраструктуру. В нынешних экономических условиях это самое хорошее, что государство сможет сделать для этой сферы. Дороги, аэропорты, любые транспортные пути нужно прокладывать по всему Дальнему Востоку. А бизнес сам построит гостиницы и турбазы, кафе и рестораны. Благо у нас есть что посмотреть: природа уникальная, первозданная, если хотите — дикая, какую уже далеко не везде можно встретить. Именно за этим к нам едут многие иностранцы.

Пострадал за компанию Далее в рубрике Пострадал за компаниюЗа что отец ребенка-инвалида, погибшего от холода в Бикине, может подать в суд на своего работодателя Читайте в рубрике «Титульная страница» Владимир Путин. «Кто со мной? С кем идти?»Выборы-2018, в которых изъявил желание принять участие действующий глава государства, будут, де-факто, «безальтернативными» Владимир Путин.  «Кто со мной? С кем идти?»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»