Китовое Эльдорадо
Гренландские киты в проливе Лингольма. Фото со страницы в Википедии.

Гренландские киты в проливе Лингольма. Фото со страницы в Википедии.

Как хозяйничали на русских островах американские китобои

В 1848 году в Калифорнии нашли первую золотую жилу. Началась знаменитая золотая лихорадка. В тот же год на противоположном берегу океана, в России, вспыхнула другая лихорадка — китовая. Ее эпицентром стали Шантары — небольшая группа островов, расположенных в юго-западной части Охотского моря и относящихся сегодня к Хабаровскому краю. Именно к Шантарским островам устремились сотни американских, шведских, английских, норвежских, датских и немецких судов в погоне за китами, заработать на которых можно было не меньше, чем на золотых самородках.

Китовая экономика

– Спрос на продукты китобойного промысла в середине XIX века был огромным, — рассказывает корреспонденту «РП» американский историк Гленн Лоуэлл, специализирующейся на этой теме. — Один баррель ворвани — полуфабриката, получаемого в результате вытапливания жира кита, стоил 40 долларов. Китовый ус продавался в среднем по два доллара за фунт. За сезон одно китобойное судно могло привезти товара не менее чем на 60 тыс. долларов. Если учитывать тогдашний уровень цен, это были очень хорошие деньги. Для сравнения: один фунт кофе стоил меньше 10 центов, а новый дом, к примеру, в Бостоне, можно было купить за 2 тыс. долларов. Хочу подчеркнуть, что это средний заработок. Удачливый китобой мог заработать в несколько раз больше. К началу 50-х годов XIX века ежегодная чистая прибыль от добычи китов приносила США более 10 млн долларов в год, а годовой оборот американского капитала в китобойном промысле достиг 140 млн долларов. Это было больше, чем оборот всей остальной американской торговли тех лет.

Неудивительно, что число желающих заняться китобойным промыслом с каждым годом росло. Если в 1848 году у русских берегов Восточной Сибири побывало всего одно американское китобойное судно Superior, то уже на следующий год здесь работало 154 корабля. Пик пришелся на 1852 год, когда в этом районе промышляло уже 278 американских китобойных судов, добывших 373 тыс. баррелей ворвани и 3,2 тыс. фунтов китового уса. Приносившая в те годы максимальную выгоду внешняя торговля с Китаем отошла по прибыльности на второй план.

– Всего за 15 лет, с 1846 по 1861 годы, в Охотском море было добыто китового уса и ворвани на 130 млн долларов. Чтобы понимать масштаб этой цифры, достаточно вспомнить, что Аляска была приобретена в 1867 году за 7,2 млн долларов, — объясняет Гленн Лоуэлл.

Возможность сколотить себе неплохое состояние привлекала в китобойное Эльдорадо у Шантарских островов не только американцев. Пионер российского китобойного промысла на Дальнем Востоке Отто Лингхольм писал, что в середине XIX века в районе Шантарских островов  работало не менее 250 иностранных судов из Швеции, Англии, Норвегии, Дании, которые убивали по 50 китов в день. Те же цифры — 250 китобойных кораблей из различных стран мира, приводит и Восточно-Сибирский генерал-губернатор граф Николай Муравьев-Амурский, причем с оговоркой — «означенная мною цифра есть самая умеренная из всех тех, которые я слышал от самих же китобоев». По сведениям Лингхольда, за два года иностранцы на 438 кораблях добыли в это районе 6654 кита.

Однако американские китобои из Нью-Бедфорда, Бостона, Род-Айленда удерживали безусловное лидерство у восточных российских берегов и по количеству кораблей, и по объему добычи. Советник Верховного суда и корреспондент национального института в Вашингтоне Алан Палмер в январе 1849 года сообщал в докладной записке президенту США Джеймсу Полку, что всего китобойным промыслом в Тихом океане занимаются более семисот американских судов с общей численностью экипажей в 20 тыс. человек.

Нетронутые воды у Шантарских островов стали для китобоев настоящим подарком.

– В Охотском море в XIX веке в изобилии встречались японский и гренландский киты, относящиеся к семейству гладких, — рассказывает корреспонденту РП кандидат биологических наук Валентин Кататоров. — Они были самой желанной добычей для китобоев. Во-первых, поскольку не могут развивать большую скорость, их легко настичь и загарпунить. Во-вторых, они подходят очень близко к берегам, что также облегчает охоту. Но главное, их туша из-за больших запасов жира не тонет после того, как кит умрет. В 70-х годах XIX века, практически одновременно с китобойной пушкой, стреляющей взрывчаткой, были изобретены специальные компрессоры. С их помощью туши убитых китов накачивали воздухом, чтобы она не затонула. До появления этого оборудования те виды китов, которые идут ко дну после смерти, китобоев не интересовали. Зато японскому и гренландскому китам не повезло — они «непотопляемы». Самой выгодной мишенью был гренландский, или как его еще называют, полярный кит. По размерам он уступает лишь синему киту, самому крупному млекопитающему на Земле. Вес гренландского кита может достигать 100 тыс. тонн, возраст — 200 лет. Китобои очень ценили его не только за размеры, но и за огромные усы, расположенные в пасти, длина которых составляет до 4,5 метра. Они считались самой ценной частью туши, поэтому гренландских китов преследовали особенно беспощадно. Ни о каких гуманных методах добычи и речи не шло. Наоборот, китобои научились обращать против этих гигантов их лучшие качества, например, присущий им инстинкт взаимопомощи. Так, они старались ранить детеныша кита, поскольку знали, что мать непременно придет к нему на выручку и ее легко можно будет загарпунить.

Профессор Борис Зенкевич своей книге «Вокруг света за китами» приводит простой подсчет, почему именно гренландский кит считался лучшей добычей: «Средний выход жира с гренландского кита составлял от 40 до 57 бочек, а крупный кит мог дать 180 бочек. Коммерческая ценность гренландского кита в те времена была настолько велика, что снаряжение судна считалось очень выгодным, если за сезон будет убито 3 таких кита, а иногда доход только с одного крупного кита покрывал издержки путешествия». Средний выход коммерческого уса с одного кита составлял от 1,5 до 1,7 тыс. фунтов, за них можно было выручить в Гонолулу, который был основным рынком сбыта, не менее 6 тыс. долларов.

Китов спасла нефть

Буксировать тушу убитого кита целиком было невыгодно. Проще оказывалось разделать и переработать ее на месте, а транспортировать уже готовый товар. Поэтому американские китобои стали строить на острове Большой Шантар и в бухте Абрек острова Малый Шантар небольшие заводики по разделке туш китов, переработке их жира и мяса. Эти кирпичные и бетонные здания со всем оборудованием — мясорубками, паровыми двигателями, прочими механизмами полуторавековой давности, прекрасно сохранились до наших дней. Как и огромные чугунные жиротопки, которые были технологическим центром каждого такого завода. Американцы нещадно вырубали прибрежный лес на дрова, чтобы обеспечить их топливом. Над Шантарскими островами в те годы постоянно висело облако дыма от сжигаемых дров и китового жира. Из-за небрежности часто возникали пожары, в которых гибли не только леса, но и их обитатели.

Русский морской офицер Збышевкий, участвовавший в экспедиции на корвете «Рында», писал в «Морском сборнике» за 1862 год: «В шантарских водах нынче американцы распоряжаются, если не так, как дома, то так, как в покоренной ими стране: жгут и рубят леса, бьют дичь и китов... и оставляют после себя следы, напоминающие если не древних варваров, то, по крайней мере, татарские и запорожские пожоги».

Александр Гаврилов, командир брига «Константин», принадлежавшего Российско-Амери­канской компании, докладывал, что американцы, «производя во множестве промысел у островов, покрыли море жиром, а берега китовыми остовами и китами, издохшими от ран. Китобойные же вельботы пристают к берегу, в особенности по ночам, и разводят повсюду огни, от дыму которых бегут не одни бобры, но и сивучи и нерпы».

Гости стали огромной проблемой и для коренных жителей этих земель.

– Китобои не отличались мирным нравом и относились к местному населению как к дикарям, — рассказывает корреспонденту «РП» историк Дмитрий Рогов. — Грабили и разоряли юрты, спаивали «огненной водой», приучали к разврату, заражали сифилисом. Но главное, они истребляли китов, без которых коренным жителям этих земель было не выжить. Их традиционное хозяйство было построено на китобойном промысле. Китовое мясо ели, из шкуры шили одежду и обувь, из костей мастерили домашнюю утварь, из жил делали веревки, из сухожилий — канаты, а жир сжигали, освещая и отапливая дома. Когда китов почти истребили, коренные жители Дальнего Востока и сами оказались на грани исчезновения.

Многие китобои, особенно из европейских стран, осознавали, что они действуют варварскими методами. Так, один из моряков записал в вахтенном журнале во время плавания: «Все время думаю о последствиях этого путешествия и о приеме, на который я могу рассчитывать по приходе домой, в Норвегию. О своей жизни могу сказать так же, как сказал один моряк: жил тяжело, работал много, умер в муках, и, в конце концов, был проклят».

Российское правительство было прекрасно осведомлено о том, какие убытки оно терпит, позволяя иностранным кораблям уничтожать китов в Охотском море. Однако, несмотря на неоднократные донесения, не предпринимало никаких ответных мер, оставляя свои восточные границы беззащитными.

– Лишь в 1850 году, когда китобойная лихорадка у Шантарских островов была уже в самом разгаре, для «соблюдения порядка» в этих водах по высочайшему повелению был отправлен корвет «Оливуца», — поясняет Дмитрий Рогов. — Российско-Американская компания, которая считала китобойный промысел невыгодным и предпочитала ему пушной, предложила организовать постоянную базу на Шантарских островах, чтобы контролировать эту территорию. Правление компании было обеспокоено не истреблением китов, а исчезновением лесов, из-за чего снижалась численность бобра и соболя. Но и это предложение было отвергнуто. Российское правительство заявило, что не имеет намерения ограничивать китовый промысел в этом в этом районе и дозволят заниматься им иностранным судам. Тем самым оно фактически отдало Охотское море на разграбление. Американские китобои стали чувствовать себя хозяевами этих вод и берегов, промысел окончательно принял хищнический характер.

Уникальной природе Шантарских островов и прибрежных вод был нанесен непоправимый урон. Китобои при молчаливом согласии российских властей перебили большую часть некогда многотысячной популяции японских и гренландских китов в Охотском море. Они оказались на грани исчезновения. От полного истребления морских гигантов спасло лишь одно обстоятельство.

– В 1859 году в Пенсильвании произошло событие, казалось бы, не имеющее отношения к китобойному промыслу — из первой в США скважины забила нефть, — говорит историк Гленн Лоуэлл. — Как только была разработана технология получения керосина и керосиновые лампы получили широкое распространение, цены на ворвань резко упали. До этого она считалась лучшим топливом для осветительных приборов, именно из нее изготавливали свечи высшего качества, которые горели ярко и не коптили. Организовывать китобойные экспедиции стало менее прибыльно. Затем снизились цены на китовый ус, которые к концу XIX века были настолько высоки, что достигали 4 долларов за фунт. Он использовался в основном для изготовления корсетов, но теперь мода изменилась, спрос упал. Когда дорогой натуральный ус в кринолинах, высоких головных уборах, зонтах заменили дешевым целлулоидом, китобойный промысел окончательно стал невыгоден. Правительство пыталось принять меры к сохранению китобойной флотилии, поскольку именно китобои всегда поставляли лучшие кадры для военного флота. Чтобы не потерять стратегический резерв из этих храбрых и решительных моряков, им были предоставлены большие преференции. Например, за каждую привезенную бочку ворвани они получали субсидию, равную стоимости этой бочки. Однако все предпринятые шаги оказались неэффективными, массовый китобойный промысел ушел в прошлое.

В августе этого года на Шантарские острова отправится экспедиция Хабаровского краевого отделения Всероссийского общества охраны памятников. Ее участники намерены создать здесь музей под открытым небом, главными экспонатами которого станут брошенные орудия хищнического китобойного промысла. Возле старой американской жиротопки будет установлен памятный знак, который станет символом возрождения и защиты Шантарских островов, на которых в 1913 году был создан заповедник. На одной из сторон знака предполагается разместить следующую надпись: «Дорогой друг! Перед тобой убогое детище цивилизации XVIII-XIX веков. Это горький укор человечеству, почти истребившему уникальную популяцию морских исполинов-китов и китообразных акватории Шантарских островов. На Шантарах в 30-х годах XIX века существовали целые селения международных китобоев-браконьеров США, Швеции, Англии, Норвегии, Германии и др. Перед тобой жиротопка, которая принадлежала американским браконьерам. Не ослабевает хищнический интерес к этим островам и в наши дни. Популяция китов в этих местах до сих пор не восстановлена. Природа Шантар находится на пределе своих возможностей. Помоги ей!»

Меньше хлеба, больше мяса Далее в рубрике Меньше хлеба, больше мясаХабаровчане отказываются от обычного хлеба и все чаще выбирают дорогую выпечку Читайте в рубрике «Титульная страница» Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина СарсанииСмерть знаменитого актера и футбольного функционера вызвала вопросы Об «убийцах» Дмитрия Марьянова и Константина Сарсании

Комментарии

02 августа 2014, 16:42
Вот почитал эти цифры и посчитал, и подумал, что это просто таки чудо какое то, что те китобои всех китов не переубивали, иначе не видать нам этих животинок в в мире животных
02 августа 2014, 19:21
Человечество слишком поздно поняло,что киты и дельфины играют огромную роль в экосистеме планеты,к тому же очень умные млекопитающие,а вовсе не рыбы! Но даже понимание этого не останавливает некоторые страны как прежде убивать этих удивительных животных.
03 августа 2014, 10:09
Чудо чудом, а надо что-то предпринимать, чтобы оградить морских животных от массового истребления, и уж тем более в наших территориальных водах!!!
03 августа 2014, 11:55
Ну что вы предлагаете? В нашей стране сейчас и так достаточно проблем. Мы не можем дорогу сделать,что бы людям еду возить,а вы предлагаете спасать китов. А о людях кто подумает?
людей в мире больше 7 миллиардов, уже еды не хватает всех прокормить, не говоря про то чтобы им достойную жизнь обеспечить, а китов всего несколько тысяч осталось, их в первую очередь спасать надо
04 августа 2014, 19:44
Это уже проблемы других государств - пусть сами их и регулируют! А у нас в России с перенаселением проблем нет. Так что давайте решать проблемы по мере поступления.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»