«Я за Родину сердце отдам, разве можно со мной так поступать?»
Наталья Чумакова. Фото: официальный сайт Хабаровского муниципального района, раздел «Почетные граждане».

Наталья Чумакова. Фото: официальный сайт Хабаровского муниципального района, раздел «Почетные граждане».

Глава села Тополево рассказала «Русской планете», за что на нее завели три уголовных дела

19 декабря главе села Тополево Наталье Чумаковой должны были вручить награду за очередную победу в конкурсе «Самое благоустроенное поселение Хабаровского края». Но за неделю до этого события ее «наградили» следователи: возбудили сразу три уголовных дела по ч. 2 ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий» за незаконное предоставление гражданам муниципальных квартир для очередников. 67-летней чиновнице грозит до 7 лет лишения свободы.

Тополево — образцовое сельское поселение, которое уже 10 лет побеждает на конкурсах в крае и четырежды становилось лучшим в России. «Русская планета» писала об их добровольном женском патруле, который выходит в рейды по неблагополучным семьям, помогает пожилым и сиротам. Наталья Чумакова до сих пор не давала ни одного комментария прессе. Но корреспонденту РП она согласилась рассказать, что вынудило ее раздать эти квартиры и почему Тополево действительно стало образцовым селом за время ее работы.

***

«Глава сельского поселения в 2012 году незаконно заключила договоры социального найма муниципальных жилых помещений с лицами, не состоящими на учете в качестве нуждающихся в жилье. Квартиры были предоставлены сотруднику администрации поселения, родственникам сотрудников администрации, а также одному жителю села Тополево в обмен за предоставление им его земельного участка, рядом с которым администрация собиралась строить детский сад. В связи с нехваткой земельной площади для строительства глава администрации договорилась с владельцем участка, что она предоставит ему муниципальную квартиру по договору социального найма, если он подарит часть своей земли администрации поселения», — заявлено в официальном сообщении следственного комитета.

– Наталья Ивановна, правда ли, что администрация села передала одному из жителей Тополева квартиру в обмен на земельный участок?

– Да, это правда. Но давайте разберемся, почему было принято такое решение. В состав Тополевского сельского поселения входит три населенных пункта: села Тополево, Матвеевка и Заозерное. Когда я 10 лет назад пришла работать в администрацию, ни в одном из этих трех сел вообще не было детских садов. В Матвеевке детсад был закрыт, в Заозерном — продан частнику, в Тополеве отдан под детский дом. Представьте: у нас население 12 800 человек, которое с каждым годом растет, а детских садов нет вообще.

В Заозерном мы сумели решить проблему. Методом народной стройки построили детский садик на 20 мест. Все жители села собрались и работали вместе со строителями. И сейчас в этот детский сад привозят делегации из края, показывают, какие мы молодцы.

В Тополеве ситуация оказалась сложнее. Это село относится к Хабаровскому району. Согласно действующим федеральным и краевым целевым программам, в районе предусмотрено строительство шести детских садов. Один из них должен был появиться в Тополеве. Но чтобы попасть в эти программы, нам нужно было сформировать земельный участок под строительство. Под типовой проект требовалось выделить 77 соток земли. А у нас нашлось только 40. Что делать?

Другой бы глава, возможно, сказал: «Ну нет земли — пусть и садика не будет». Однако я не могла так поступить. У нас ведь социальный взрыв, рождаемость растет, потому что люди не хотят уезжать из села, строят новые дома и заводят детей. В садиках необходимость срочная. Самостоятельно решить эту проблему жители не смогли: не помогли ни обращения во все инстанции, ни даже к премьеру Дмитрию Медведеву и президенту Владимиру Путину. Мы стали думать, что можем сделать вместе.

Мы обратились в министерство строительства Хабаровского края и попросили подобрать для нас такой проект детского сада, который уместился бы на 40 сотках. Нам ответили, что подходящего проекта не существует. Самым компактным из всех, что нам сумели предложить, оказался проект, по которому построен детсад в поселке Менделеевский в Комсомольске-на-Амуре. Для него требуется всего 50 соток — на 27 соток меньше, чем для типового.

Но у нас и этих 50 соток не было. Рядом с участком размером в 40 соток, который мы сумели найти для постройки детсада, с одной стороны расположен пятиэтажный дом, с другой — больница, их не снесешь. Зато рядом стоял один ветхий домик с земельным участком подходящего размера. Этот домишко был построен еще до основания села Тополево, когда на этом месте переселенцы из Китая основали колхоз «Кантонская коммуна». В нем жила бабушка-китаяночка 92 лет, и с нею внук, которому она подарила свои дом и землю, оформленные в собственность. Продавать свою недвижимость они не хотели.

Все жители села стали уговаривать их продать дом и участок, объясняя, что это единственный способ построить детский сад. И в итоге уговорили. Бабушка с внуком согласились переехать, если мы найдем им квартиру. С одним условием: если эта квартира будет на первом этаже.

И что же получилось? Они дали согласие, а квартиры-то нет. За 10 лет моей работы на должности главы в Тополеве не освободилось ни одной муниципальной квартиры. Очередь на получение жилья, которая сформирована еще в советские времена, не убавилась ни на одного человека. Ведь из хорошего села никто уезжать не хочет, наоборот! У нас на каждом подъезде висит объявление: «Куплю квартиру в Тополеве». Жилья на продажу нет.

Поэтому мы и не знали, сможем подыскать квартиру на первом этаже или нет. Но надежду не теряли. Все жители села договорились: если где-то кто-то узнает, что продается или выставлена на обмен подходящая квартирка, сразу сообщит. И вот, наконец, подвернулся вариант. В двухкомнатной квартире на улице Клубной умер дедушка. Женщина, которая состояла с ним в гражданском браке, решила по-быстрому занять это жилье, хотя в Тополеве у нее есть коттедж. Когда соседи увидели, что она начала менять окна на пластиковые, бегом прибежали в администрацию: мол, так и так, люди незаконно занимают квартиру, а ее нельзя упустить, чтобы можно было обменять под детский сад.

Мы подключили юристов. Полтора года у нас ушло, чтобы выиграть это дело и добиться, чтоб квартиру освободили. Сразу после этого мы заключили соглашение с владельцами дома и участка, который нам был нужен под детский сад. Договорились: они передают нам землю с домом, который мы снесем, а мы отдаем им эту двухкомнатную квартиру.

Наши юристы долго размышляли, как правильно оформить эту сделку. Советовались с коллегами из района, из Хабаровского края. Консультировались, как будет корректнее. Раньше мы с подобными ситуациями не сталкивались, не знали, как поступить.

А напряжение тем временем росло. Мы боялись, что бабушка с внуком передумают передавать нам участок с домом под детский сад. Они переживали, что мы их подведем.

В итоге юристы решили оформить соглашение как договор мены. И вот в последний момент, когда осталось два дня до регистрации договора, юрист мне говорит: «Мы обсудили с коллегами и выяснили, что надежнее будет оформить не договор, а дарственную. Пусть владелец участка с домом подарит нам их, а взамен получит квартиру». Мы так и поступили.

– Но ведь в Жилищном кодексе такого порядка предоставления жилья нет…

– Откуда мне было это знать? Я по образованию экономист, зооинженер, ветеринарный врач. В юридических тонкостях не разбираюсь. Мне юристы сказали, как надо поступить, и я их послушала. Мы были настолько счастливы, что дело сдвинулось с мертвой точки! Мы три года не могли решить вопрос с детским садом и очень переживали, что не успеем войти в программу. Уже в одном селе построили детсад, в другом, в третьем, а у нас все ничего не получается. Нас включили в программу на 2013 год — и ничего, земельный участок мы не сформировали. Перенесли на 2014-й – и снова то же самое. И с программой на 2015 год никакого прогресса… Сейчас мы, кстати, попадаем только в программу на 2016 год, придется еще ждать. Но хорошо, что вообще успели. Вот поэтому мы очень спешили подготовить документы и согласились оформить дарственную, как посоветовали юристы.

– Сейчас вас подозревают в том, что муниципальное жилье должно было быть передано малоимущим гражданам, стоящим в очереди на жилплощадь, и вы ущемили их права.

– Да, нам говорят сейчас, что мы неправильно поступили, жилье должен был получить очередник. Мол, он пострадал, и я в этом виновата. Но, опять-таки, давайте разберемся. Если бы все село не бегало, не искало эту квартиру на первом этаже, то ее так и заняли бы незаконные жильцы. Никакие очередники ее бы все равно не увидели. Это первое.

А второе: детский сад — это польза для всех, а не для одного человека. И если даже мы чего-то не знали и не оформили все досконально правильно — это не преступление, не злой умысел. Мы все обсуждали вместе с людьми, потому что у нас все село, как один дом родной, одна семья. Важные решения мы принимаем сообща. Поэтому мы провели общее собрание, заседание совета депутатов, у нас есть постановления жилищной комиссии, домовых и уличных комитетов, где все это зафиксировано. «За» проголосовали как один.

– А насколько справедливо обвинение в том, что вы незаконно передали квартиру одному из сотрудников администрации?

– Мы дали ему не квартиру, а комнатку в общежитии площадью 9 кв. метров. Это так расписали в газетах и на телевидении, что я здесь направо и налево квартиры разбазариваю, ущемляя права очередников. Но, согласитесь, есть большая разница между квартирой и полуразбитой комнаткой, в которой не было ни окон, ни дверей. Получить такое социальное жилье в очереди ни одного желающего не найдешь. Кто согласится пойти жить в общежитие на 9 квадратов и потерять очередь? Всем нужно как минимум двух- , трехкомнатную квартиру.

Кстати, чтобы хоть такую комнатку добыть, пришлось потрудиться. В ней была прописана женщина, которая жила в Хабаровске и не оплачивала коммунальные услуги. Администрация платила за нее долги, потому что так положено по закону. И в итоге мы обратились в суд, который ее выселил.

– Почему комнату получил именно этот специалист администрации?

– Честно скажу: потому что он был нам очень нужен. Сейчас муниципалитетам передали все полномочия. Теперь, чтобы на селе был порядок, нам приходится самим делать все от начала и до конца. Тем более важно грамотно распоряжаться землей, чтобы она приносила доход поселению, государству. А для этого нужны грамотные кадры. Причем везде: и в послании президента, и в обращениях губернатора Хабаровского края — звучит, что нам необходимо привлекать на село и удерживать квалифицированных специалистов. На совещаниях нам постоянно твердят: мол, готовьте кадры, кадры решают все.

И вот к нам пришел молодой специалист, землеустроитель. Очень толковый парень, впередсмотрящий, перспективный. Подготовил генплан, сделал проекты планировки. Трудился круглые сутки. До 12 часов ночи сидел с документами. Я прихожу на работу в восемь утра — у него уже свет горит. Убеждена, что он со временем будет работать в правительстве нашего края, точно говорю. Пока он готовил генеральный план и ходил по краевым министерствам, его уже стали приглашать туда на работу, предлагать жилье. Я, когда узнала об этом, чуть не расплакалась. Как нам быть без этого специалиста, когда Тополевское поселение расположено совсем рядом с городом и наши земли на части рвут? Мы очень хотели, чтобы он продолжал работать в нашем селе. Поэтому и выделили жилье, хотя он сам об этом даже не просил.

– А как вы объясните третье уголовное дело, что выделили квартиры дочерям главного бухгалтера администрации?

– Во-первых, не квартиры, а одну комнату в общежитии площадью 9 кв. метров. Во-вторых, здесь тоже нужно вникнуть в ситуацию.

В свое время у нашего главного бухгалтера сложилась сложная ситуация в семье. Муж-дебошир выгнал ее с двумя дочерьми из дома. Хотел даже выкинуть детей в окно. Она схватила девочек в охапку и прибежала в поселковую администрацию. Два года жила там вместе с дочками в Красном уголке. Потом кто-то из глав, работавших до меня, выделил ей комнату в общежитии размером в 9 квадратов. Там они и жили, в этой крохотной комнатушке втроем.

Потом случилось большое несчастье. Старшая дочка заболела туберкулезом. Ее три раза прооперировали, удалили легкое. Соседи по общежитию начали бояться, что заразятся от нее. К тому же после операции врачи сказали, что больной лучше жить отдельно от семьи. Тогда наш главный бухгалтер арендовала для дочери комнату в том же общежитии, по соседству, и лет семь больная в этой арендованной комнате жила.

Потом хозяйка комнаты куда-то пропала, перестала платить коммунальные платежи за квартиру. Ее долги гасила администрация, поэтому мы обратились в суд, выиграли дело и выписали владелицу по решению суда. А освободившуюся комнату в 9 квадратов передали нашему главному бухгалтеру и поселили там ее старшую дочь, чтобы она никого не могла заразить. Тем более что за это время у младшей дочери родился ребенок, и жить вчетвером на такой маленькой жилплощади они бы не смогли. Собралась жилищная комиссия, мы все обсудили и приняли такое решение. Она отличный специалист и очень давно у нас работает, нельзя не помочь в беде. Ведь без хорошего финансиста администрации тоже не обойтись.

***

– Получается, вы готовы удерживать грамотных специалистов любой ценой?

– А как иначе? Хороших результатов без хороших специалистов не добьешься. А Тополевское поселение уже 10 лет занимает первое место по Хабаровскому краю как лучшее поселение региона. Один раз были признаны победителями как самое благоустроенное поселение страны и три раза — как лучшее поселение России. Еще мы выиграли и, что самое главное, выполнили 29 грантов.

У нас идет огромное строительство, сдается по 10 многоэтажных домов в год. Мы оборудуем стадионы, спортивные коробки. Внедряем энергосберегающие технологии. У нас все подъезды и крыши на домах новые. К каждой помойке проложены асфальтированные тротуары. У нас ежегодно по 200 тыс. цветов народ высаживает. Весной начинают цвести одни декоративные кустарники, а следом за ними уже зацветают другие. Мы превратили наше село в цветущий сад. Поставили перед собой цель сделать жизнь людей культурнее и более благоустроенной — и справились с ней. Наш лозунг: «Мое село — мой дом родной». Причем все жители нас поддерживают, у нас одного только актива 700 человек, работаем сообща ради нашего общего дома. Поэтому к нам и привозят все делегации, когда нужно показать, как может жить село. Смотрят и не нахвалятся. Говорят: «Ой, вы как при коммунизме здесь живете!»

Нас и в этом году признали самым благоустроенным поселением Хабаровского края. Мы набрали на 190 баллов больше других городов — это что-то да говорит о проделанной работе, так? Тем более что мы участвуем в соревновании наравне с городами. В администрациях городов работают в среднем около пятидесяти человек. А у нас — я и еще десять. Есть разница? Поэтому честно скажу, мы все в нашей администрации пашем как лошади, без выходных и проходных. Каждый день выходим на битву за село. То за одно, то за другое хватаемся. Работаем ради нашего села, края, государства. Наград не ждем, лишь бы сделать для людей все, что возможно и невозможно. И я каждому нашему успеху, как ребенок, радуюсь.

Мне уже 67 лет. Мне осталось работать на должности главы четыре года. Я думала: вот уйду, оставлю за собой светлый след. Хотела построить спортивный комплекс, храм, реализовать проект газификации в Матвеевке, построить там школу и детский садик. В Тополеве вот детский сад хотела построить, хотя можно было этого и не делать… Знаете, меня четыре раза награждали в Колонном зале Дома союзов. Я стояла там окрыленная и привезла эти крылья всем нашим жителям. И вот мне по этим крыльям такой удар! Мне одно уголовное дело хуже смерти, это же позор, а на меня три завели! Хотя я ничем не запятнала ни свою честь, ни честь администрации.

Надеюсь, что разберутся, выяснят, на чьей стороне правда. Я за Родину сердце свое отдам, разве можно со мной так поступать? Если бы я могла попасть на прием к Путину, я бы спросила, почему так происходит в нашем государстве? Если истреблять тех, кто работает, то кто останется?

– А как отреагировали на уголовные дела против вас в администрации Хабаровского края?

– Как мне кажется, правительство края очень обеспокоено всей этой ситуацией. Но сказать точно, что думают в крае, я не могу. По крайней мере, не отвернулись от меня, и на том спасибо.

– Другие главы городов и сел поселений вас поддерживают?

– Не все. Многие главы поселений на меня и раньше косились, обижались. Они говорят, что им сложно работать, потому что все жители спрашивают: «Почему в Тополеве так, а у нас не так?» Хотя остальные главы честно признают, что равняются на нас. Даже на совещаниях в крае говорят: «Будем работать по-тополевски». Многие хотят идти по нашему пути.

– Дети вас поддерживают?

– Старший сын продал машину, чтобы заплатить адвокату.

– Сейчас вы продолжаете исполнять обязанности главы Тополева. Что будет дальше?

– Меня собираются отстранить от занимаемой должности, чтобы я никак не влияла на следствие. Мне так и сказали: будете оказывать влияние на следствие — приедем и посадим. О чем они говорят? У меня сейчас одна забота: чтобы мое сердце не взорвалось от такого горя. Я патриот своей Родины, скажите мне, как может моя же Родина меня так меня обижать? У меня стенокардия, каждый день теперь глотаю таблетки, завтра придется лечь в больницу. Это мне «спасибо» за все сказали?

Скоро Новый год, мы всегда устанавливаем огромную новогоднюю елку, проводим праздничные мероприятия. А в этом году ничего этого не будет. В администрации все ходят как на похоронах. Ведь у нас такой замечательный коллектив сложился! Мы привыкли все проблемы вместе решать, поддерживать друг друга. Костьми легли, чтобы вырвать из горла этот детский сад, а нас за это…

Меня каждый день то туда, то сюда таскают. Я считаю, следственному отделу просто нужны звезды на погоны под Новый год, вот они и стараются. Лучше бы с наркотиками боролись, от них дети гибнут. Вот когда что-нибудь случится, вызовешь полицию — никогда не приедут. А если какая-нибудь сволочь им напишет какую-нибудь гадость — сразу придут и все перевернут с ног на голову, наизнанку вывернут. Из 9 квадратов общежития, которые никому не нужны, сделают трехкомнатную квартиру. На всю страну опозорят. Я убеждена: те, кто действительно должен быть наказан, откупаются, а нам откупаться нечем. Вот такая у нас беда. Все, что происходит, несправедливо. Мне хоть и сказали (следователи — Примеч. РП.), что ничего нельзя говорить, но вы напишите все, как есть. Пусть станет стыдно тем, кто это делает.

«Эта школа — как английский клуб» Далее в рубрике «Эта школа — как английский клуб»Почему родители дошкольников из Хабаровска снова рвутся в «школу XXI века»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»